Судебная практика

Определение Верховного Суда РФ от 01.02.2018 N 305-ЭС17-21512 по делу N А40-208209/2016
Примечания

Арбитражный управляющий не может быть исключен из СРО за дисциплинарные проступки, если он подал заявление о добровольном выходе из организации, а соответствующая проверка его деятельности была назначена после истечения месячного срока на рассмотрение поданного им заявления.

Гражданин Елисаветский О. И. обратился в Арбитражный суд Москвы с иском к саморегулируемой организации арбитражных управляющих «Стратегия». Суть его исковых требований состояла в следующем:

  • признать недействительным решение СРО «Стратегия» об исключении арбитражного управляющего из своего состава;
  • признать незаконным бездействие СРО, которое выразилось в том, что Елисаветский не был исключен из членов саморегулируемой организации на основании личного заявления;
  • обязать СРО исключить арбитражного управляющего Елисаветского О. И. из числа своих членов по собственному желанию.

Фабула дела такова. Истец Елисаветский состоял в саморегулируемой организации как арбитражный управляющий. 4 июля 2016 года он подал в СРО заявление о выходе из состава данной организации, однако ответчик в отношении этого заявления никаких действий не предпринял, а более чем через месяц после этого саморегулируемая организация внепланово назначила в отношении арбитражного управляющего проверку за годичный период. 3 октября 2016 года по результату проверки в СРО был составлен соответствующий акт.

21 октября 2016 г. было проведено заседание Дисциплинарного комитета, который рекомендовал по результатам проверки исключить управляющего из числа членов СРО. Тут же был собран Совет саморегулируемой организации и истец был лишен членства в Союзе «Стратегия».

Истец не согласился с выводами Дисциплинарного комитета и счел их незаконными.

При проведении проверки деятельности управляющего Елисаветского, помимо прочего, как усматривается из решения суда первой инстанции, проверялись его публикации, которые арбитражный управляющий должен был делать в силу закона. Проверкой установлено, что в ряде публикаций в нарушение требования законодательства управляющим не были указаны наименования судов и даты судебных постановлений, которые упоминались в публикациях. Однако сам истец считает это не принципиальным обстоятельством, поскольку везде указаны номера конкретных дел, по которым не составляет труда определить как конкретный арбитражный суд, так и день вынесения судебного акта. Кроме того, в трех случаях проверкой были обнаружены нарушения срока публикации на 1-2 суток. В этой части истец пояснил, что закон считает такое нарушение малосущественным и предполагает в виде нарушения только штраф, но никак не дисквалификацию.

По одному из дел управляющим было не вовремя проведено первое собрание. Однако он пояснил это тем, что руководство банкротящегося предприятия несвоевременно передавало ему необходимые документы, о чем он подавал соответствующие заявления в арбитражные суды. Ссылка Дисциплинарного комитета, что в картотеке арбитражных дел отсутствуют соответствующие определения об отложении судебных разбирательств по этим мотивам, Елисаветский опровергает тем, что данные судебные акты были вынесены в протокольной форме.

Кроме того, как можно понять из решения Московского арбитражного суда, управляющему вменялось в качестве нарушений и привлечение к совместной работе физических лиц – юристов, бухгалтеров и т. п. без соответствующей аккредитации. Однако управляющий полагает, что он не обязан был этого делать.

Помимо прочего, Дисциплинарный комитет полагал, что у арбитражного управляющего имелась задолженность по уплате обязательных взносов и страховки в одном из банкротных дел. Однако истец опровергает в своем исковом заявлении эти факты, и утверждал, что до заседания Дисциплинарного комитета все задолженности были погашены. Кроме того, Елисаветский указывает в обоснование своих требований, что все выявленные нарушения являются незначительными и малосущественными. А это, по его мнению, говорит о том, что в данном конкретном случае по итогам проверки такая крайняя мера как исключение из членов СРО применяться не должна.

Судья Московского арбитражного суда Ольга Жежелевская по итогам рассмотрения дела написала довольно пространное решение, суть которого сводится к следующему: член СРО может быть исключен из нее либо по собственному желанию, либо за установленные правонарушения. Вероятно, судья подразумевала, что поскольку управляющий Елисаветский подал заявление о выходе из саморегулируемой организации еще до проведения проверки, то его заявление должно было быть удовлетворено и он должен был быть исключен по собственному желанию. Тем более, что в силу п. 13 ст. 20 Закона о банкротстве, рассмотрение заявления о добровольном выходе из СРО приостанавливается лишь в случае, если оно подано после начала проведения проверки деятельности управляющего (чего в данном случае не было). Исключение же за выявленные нарушения фактически является дисквалификацией и лишением права на профессию. В итоге 13 марта 2017 года суд вынес следующее решение:

  • бездействие СРО «Стратегия», выразившееся в неисключении Елисаветского из состава организации, признать незаконным;
  • решение Совета СРО об исключении управляющего из членов СРО признать недействительным.

Обязывать саморегулируемую организацию исключить управляющего по собственному желанию (на основании личного заявления) судья не стала. При этом каких-либо обоснований своего отказа в удовлетворении этих требований суд в решении не изложил.

Однако ответчик с таким решение не согласился и подал апелляцию. Основным доводом ответчика во второй инстанции было то, что управляющий, по ходу дела заявив об уточнении исковых требований (ст. 49 АПК), фактически изменил предмет и основание иска. И действительно, в первоначальном исковом заявлении требования истца были изложены несколько по-другому. Однако апелляционная инстанция указала, что предмет иска – недействительность решения об исключении истца – остался тем же, равно как и основания иска – нарушение прав Елисаветского при его исключении из членов СРО.

Ссылался ответчик и на то, что при проведении проверки не были нарушены ее сроки, однако материалами дела совершенно точно подтверждается что проверка проведена с нарушениями по времени. Хотя, по нашему мнению, в данном конкретном деле это не играет никакой роли – достаточно того, что заявление о выходе было подано еще до назначения проверки. Все доводы ответчика в апелляционной инстанции сводились, скорее, к нарушению норм процессуального права (об изменении предмета и оснований иска и непривлечении к участию в деле в качестве третьего лица нового руководителя СРО), которых 9-й арбитражный апелляционный суд не усмотрел и, фактически переписав мотивировочную часть решения суда первой инстанции, оставил его в силе.

Далее СРО арбитражных управляющих «Стратегия» обратилось в кассацию по сути дела с теми же основаниями обжалования. Арбитражный суд Московского округа принял сторону истца Елисаветского и нижестоящих судов, подчеркнув при этом, что решение высшего коллегиального органа СРО может быть признано недействительным, если оно нарушает действующее законодательство. А в данном случае решением об исключении Елисаветского из членов СРО были нарушены требования закона о рассмотрении заявления о выходе из состава организации в месячный срок при том условии, что проверка в отношении истца была назначена уже после истечения этого срока. Своим постановлением от 05.10.2017 N Ф05-14402/2017 ФАС Московского округа оставил все ранее вынесенные судебные решения и постановления по этому делу в силе.

Далее дело попало в Верховный Суд России. Ответчик просил передать его на рассмотрение второй кассационной инстанции – Экономической коллегии Верховного Суда. Однако своим определением судья Елена Золотова не усмотрела оснований для дальнейшего движения дела и проверки ранее вынесенных судебных постановлений. Она сформулировала свою позицию более четко и однозначно, чем нижестоящие суды, хотя и более коротко. Елена Золотова указала, что оспариваемое истцом решение СРО о его исключении было принято с нарушением закона, поскольку было основано на результатах проверки, назначенной уже после истечения срока на рассмотрение заявления истца Елисаветского о добровольном выходе из состава саморегулируемой организации. Тем самым законные права арбитражного управляющего были нарушены. Этого, сочла судья, достаточно для того, чтобы считать все ранее вынесенные судебные решения и постановления обоснованными и законными, и отказать ответчику в передаче жалобы на рассмотрение Верховного Суда.

Статьи
13.04.2020

Многим компаниям, занимающимся стройкой, инженерными изысканиями, проектированием, нужно вступать в СРО, как этого требует российское законодательство. Но оформление членства предполагает исполнение целого ряда условий, к которым относится и уплата всевозможных взносов. Они различаются по объёму, периодичности, назначению и по большей части являются обязательными.


Предложить новость

Здесь вы можете поделиться с нами интересными событиями на ваш взгляд