Судебная практика

Определение Верховного Суда РФ от 03.12.2018 N 301-ЭС18-13818 по делу N А28-3350/2017
Участники разберательства

Гражданин предъявил в кировский Арбитражный суд заявление о признании самого себя несостоятельным (банкротом). Суд документы принял, дело назначил к разбирательству. Как и положено по закону о несостоятельности (банкротстве) гражданину было предложено указать саморегулируемую организацию арбитражных управляющих, из состава которой будет определён финуправляющий для участия в процессе признания несостоятельным.

Гражданин, как это и предполагается законом об банкротстве, представил на рассмотрение арбитражу соответствующую саморегулируемую организацию. Однако эта СРО сообщила суду, что у неё отсутствуют подходящие для данного конкретного процесса кандидатуры. Такая же история происходила с пятью другими саморегулируемыми сообществами – они под тем или иным предлогом отказывались предоставить специалиста для участия в банкротном процессе. И каждый раз для предоставления новой саморегулируемой организации рассмотрение дела откладывалось (в общей сложности – 6 раз).

На последнем заседании гражданин заявил ходатайство о том, чтобы рассмотреть вопрос о привлечении финуправляющего из состава двух новых СРО. Однако арбитражный суд Кировской области в положительном разрешении ходатайства отказал и вынес определение о прекращении дела производством. При этом он опирался на п. 9 ст. 45 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «О несостоятельности (банкротстве)». Это норма прямо говорит, что если с того дня, когда должен быть утверждён арбитражный управляющий, его кандидатура судебным актом на протяжении 30 дней не определена, то банкротное дело подлежит прекращению. Причём в законе не упомянуты какие-либо причины или обстоятельства, которые могли бы позволить отступить от этого правила.

Если исходить из буквального толкования упомянутой нормы закона, то очевидно, что речь идёт не просто о праве, а об обязанности судьи прекратить дело производством, что и было сделано. При этом в определении судья привела и ещё один довод в обоснование прекращения дела – гражданин не заинтересован в его последующем движении (хотя такого основания для прекращения дела в ст. 57 закона о банкротствах не предусматривается).

Гражданин с упомянутым определением первой инстанции не согласился и подал жалобу в порядке апелляции. В её обоснование он указал, что при повторной подаче в арбитраж требования о банкротстве (это допускается), ему придётся заново нести связанные с рассмотрением дела расходы.

Однако Второй арбитражный апелляционный суд своим Постановлением от 05.02.2018 N 02АП-10100/2017 признал определение 1-й инстанции обоснованным по следующим соображениям.

Статья 45 п. 7 банкротного закона устанавливает, что если СРО на протяжении 14 дней (с момента получения ею арбитражного определения) не в состоянии предоставить кандидатуру арбитражного управляющего, то суд откладывает на 30 дней решение этого вопроса. При этом лицам, которые участвуют в деле, предоставляется возможность дозаявить к участию в процедуре другую саморегулируемую организацию, из числа участников которой и будет выбран арбитражный управляющий.

Вторая инстанция усмотрела, что кировский арбитраж неоднократно предоставлял гражданину возможность заявить другие (дополнительные) саморегулируемые организации и, таким образом, принял всеобъемлющие меры для реализации его права. Апелляционный суд отдельно подчеркнул, что судья в первой инстанции занимал в этом процессе активную позицию, предлагал гражданину заменить заявленные СРО, однако последний этого в положенный срок не сделал.

При этом апелляционная инстанция отметила вот что. По её мнению, п. 9 ст. 45 банкротного закона не устанавливает императивное требование о прекращении дела производством, а лишь указывает одно из условий такого прекращения (непредставление подходящего управляющего). То есть, по мнению суда второй инстанции само по себе отсутствие кандидатуры не есть безусловное основание для прекращения дела – это лишь срок (30 дней), по истечении которого такой вопрос должен быть рассмотрен.

Более того. Апелляция отметила, что само по себе истечение 30-дневного срока вообще не может являться безусловным мотивом для прекращения производства, если у кого-либо из участвующих в деле продолжает иметься интерес в полноценном проведении банкротной процедуры. Судьи второй инстанции сделали указание на то, что даже если в законодательстве и отсутствует чёткий порядок назначения арбитражного (финансового) управляющего в такой ситуации, истечение 30-дневного срока не может явиться поводом к ограничению права гражданина на судебную защиту.

Ссылаясь на ряд актов Конституционного суда, апелляционная инстанция отметила, что в отдельных случаях судебные органы могут достаточно широко осуществлять свои полномочия, направляя их на достижение правовой защиты граждан. Очевидно, коллегия судей имела в виду, что в данном деле судья первой инстанции давал возможность гражданину многократно представить СРО для выбора финуправляющего (хотя закон этой многократности прямо и не требует).

Также суд второй инстанции отметил, что в процедуре банкротства суду в одном ходатайстве заинтересованное лицо может предложить сразу несколько саморегулируемых организаций (именно так трактуется норма закона о банкротстве в п. 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35). Однако гражданин такой возможностью не воспользовался.

Апелляционная инстанция установила, что согласно материалам дела, на дату последнего судебного заседания в суде первой инстанции никаких ходатайств о выборе иной саморегулируемой организации не поступало. Здесь, вероятно, судьи имели в виду ч. 5 ст. 159 Арбитражного процессуального кодекса, в соответствии с которой суд может отказать в удовлетворении ходатайства, если оно было заявлено незаблаговременно и имеются основания полагать, что оно направлено на затягивание судебного процесса.

При этом судьи подчеркнули, что, заявляя ходатайство о запросе в две новые СРО о предоставлении финансового управляющего, гражданин не привёл суду первой инстанции никаких доводов о том, что на этот раз попытка увенчается успехом.

Помимо прочего, апелляционная инстанция обратила внимание и на п. 1 ст. 57 Закона о несостоятельности, которая указывает, что производство по делу может быть прекращено и «в иных случаях». И далее в постановлении суда идёт ссылка на ст. 213.6 того же закона, где указано, что дело о банкротстве гражданина должно быть рассмотрено в течение 3 месяцев. То есть очевиден намёк на то, что, поскольку дело не было рассмотрено в надлежащий срок, то это является ещё одним поводом для его прекращения. Хотя впрямую судьи этого и не написали, но судя по взаимосвязи двух норм закона в одном абзаце постановления, мысль их настолько же очевидна, насколько и нелепа. Следуя такому дискурсу, можно прекращать все гражданские дела, не рассмотренные в срок.

Таким образом, апелляция посчитала, что суд первой инстанции вынес правильное решение и удовлетворять жалобу гражданина отказалась. Гражданин пошёл в следующую инстанцию – арбитражный суд Волго-Вятского округа.

В кассационной инстанции мотивы жалобы уже были несколько другими. Гражданин посчитал, что суды первой и второй инстанции толкуют закон расширительно, и само по себе неутверждение финансового управляющего в течение 3-х месяцев не является безусловным основанием для прекращения дела. При этом гражданин отметил, что вторая инстанция увязала этот формальный повод для прекращения процесса с тем, что гражданин, якобы, не проявил заинтересованности в дальнейшем движении дела. Однако он считает, что доказательством его заинтересованности как раз был тот факт, что он в последнем заседании предложил новое СРО для выбора управляющего. Тем не менее, судом в удовлетворении этого ходатайства было отказано.

Ко всему прочему, в своей жалобе гражданин указал, что, действуя таким образом, суды, по сути дела, поставили защиту его охраняемых законом интересов в зависимость от действий третьих лиц (саморегулируемых организаций), которые даже не являются лицами, участвующими в деле.

Кассационная инстанция в своём постановлении от 18.05.2018 N Ф01-1632/2018 отметила, что в действовавшей ранее редакции закона (до 30 июля 2010 года) в ст. 45 существовал пункт восьмой. В подобной ситуации (когда СРО не предоставляет управляющих) он обязывал компетентные государственные органы обеспечить участие в деле арбитражного управляющего из числа зарегистрированных в соответствующем реестре. То есть вопрос об участии управляющего решался, так сказать, в «принудительном» порядке.

Судебная коллегия вспомнила об этом отменённом пункте не зря. Она обратилась к пояснительной записке законодателей к законопроекту, которым это положение банкротного закона отменено. Так вот: в пояснительной записке авторы законопроекта указывают на суть отмены. Законодатели полагают, что в банкротном законе гражданину (иному лицу) предоставлено достаточно возможностей привлечь к участию в процедуре саморегулируемые организации. Если же банкрот не заявляет соответствующие ходатайства, то можно говорить о его незаинтересованности в деле и процесс надо прекращать, а органы госвласти избавить от лишнего обременения.

Надо сказать, что отсылка к пояснительной записке какого-либо законопроекта – со стороны судебной инстанции ход нетривиальный: ведь этот документ не является нормативным актом. Тем не менее, а почему бы и нет: записка раскрывает в какой-то части цели и смысл законодательного регулирования (что, конечно, небесспорно), на которые суды и должны опираться. На это кассационная инстанция и сослалась.

Помимо анализа отменённой нормы банкротного закона и целей её отмены, в остальном кассационная инстанция практически дословно переписала текст апелляционной инстанции и в удовлетворении жалобы отказала. По сути дела – по тем же мотивам.

Однако гражданин подал жалобу в Верховный суд России. Судья Верховного суда Иван Разумов рассмотрел жалобу и своим Определением от 03.12.2018 N 301-ЭС18-13818 счёл доводы гражданина заслуживающими внимания, а дело подлежащим пересмотру в Экономической коллегии Верховного суда.

Статьи
13.04.2020

Многим компаниям, занимающимся стройкой, инженерными изысканиями, проектированием, нужно вступать в СРО, как этого требует российское законодательство. Но оформление членства предполагает исполнение целого ряда условий, к которым относится и уплата всевозможных взносов. Они различаются по объёму, периодичности, назначению и по большей части являются обязательными.


Предложить новость

Здесь вы можете поделиться с нами интересными событиями на ваш взгляд