Судебная практика

Определение Верховного Суда РФ от 10.12.2018 N 309-ЭС18-19939 по делу N А60-54937/2017
Участники разберательства

В 2017 году Ассоциация "Общероссийская негосударственная некоммерческая организация – Общероссийское отраслевое объединение работодателей «Национальное объединение саморегулируемых организаций, основанных на членстве лиц, осуществляющих строительство» («Нострой») направила исковые материалы в арбитраж Свердловской области к Союзу СРО "Региональная строительная ассоциация" по следующим позициям:

•         обязать противоположную сторону выдать Нострою удостоверенную копию реестра участников СРО-ответчика на день исключения последнего из госреестра;

•         передать Нострою дела всех ранее состоявших участников СРО-ответчика;

•         взыскать с ответчика для передачи истцу денежные средства компфонда суммарно более 325 млн. руб.

Фабула тяжбы такова. В августе 2017 года ответчик (Региональная строительная ассоциация) был исключён из госреестра саморегулируемых организаций. В итоге у него возникла обязанность направить в «Нострой» (истцу) копию реестра и дела участников СРО. Помимо этого, исключённая из реестра саморегулируемая организация обязана перевести на спецсчёт Ностроя финансовые средства компфонда. Пункт 3 Приказа Минстроя страны от 08.09.2015 N 643/пр предусматривает, что после вывода СРО из реестра, в адрес «Ностроя» отсылается соответствующее уведомление. «Нострой», следуя этому документу, в течение 3 дней (рабочих) направляет в адрес исключённой СРО требование о передаче копии реестра, дел участников СРО, включая и утративших членство (это предусмотрено ч. 16 ст. 55.6 ГрК РФ), что и было сделано.

Ответчик «Региональная строительная ассоциация» перечислила на счёт истца 138+ миллионов рублей – деньги компенсационного фонда.

Рассматривая дело, судья Андрей Биндер установил, что обязанность по передаче копии реестра и дел участников СРО ответчиком по день рассмотрения спора не исполнена. Требование истца в этой части ответчик не оспаривает. Суд счёл, что все неимущественные требования истца должны быть удовлетворены, но с некоторыми уточнениями. Поскольку при рассмотрении дела выяснилось, что членами СРО по последним данным являлись не 1 333 лица (именно столько дел требовал «Нострой»), а 1 367, суд обязал ответчика передать в национальную ассоциацию все имеющиеся у него дела (без указания точного количества).

Что касается материальных требований, то судья Биндер счёл необходимым оставить их без удовлетворения по следующим причинам. Истец (Нострой) обосновывал свои финансовые претензии тем, что, исходя из данных, предоставленных ответчиком электронно, исходя из количества членов СРО, объём компенсационного фонда составляет почти 458 млн. рублей (часть их которых ответчик уже перевёл в Нострой). Однако протокол проверки подлинности цифровой подписи показал, что она «не подтверждена».

Учитывая, в том числе и это, суд счёл, что предполагаемый истцом размер компфонда ничем объективно не подтверждается. При этом судья Биндер особо указал, что истец, при наличии необходимости, мог бы обратиться к суду за помощью в истребовании других доказательств суммы компенсационного фонда, однако этого не сделал.

Помимо прочего, суд указал, что в силу ч. 3 ст. 55.17 ГрК РФ ответчик был обязан направлять Нострою данные либо о выдаче свидетельств о допусках, либо данные о приёме новых участников СРО. Исходя из этих данных Нострой имел возможность сделать обоснованный расчёт размера компфонда.

А вот ответчик, между тем, представил судебной инстанции акт проверки саморегулируемой организации Ростехнадзором, из которого видно, что, исходя из количества участников СРО, компфонды образуют как раз ту сумму, на которой настаивает ответчик (138+ млн. рублей).

Суд в решении указал, что свои доводы (в части истребования средств компфондов) Нострой строит исключительно на информации, предоставленной самим ответчиком, которая, однако, никаким образом не проверена и иными объективными данными не подтверждается. А между тем, в силу ст. 55.17 ГрК РФ Нострой должен был быть уведомлен ответчиком о приёме новых участников СРО либо о выдаче им свидетельств о допуске к соответствующим работам. Поскольку именно с этими юридическими фактами связано перечисление взносов в компфонды, то, как указал суд, именно на основании их анализа и обобщения истец смог бы сделать вывод о надлежащей величине компенсационного фонда. Однако Нострой этого не сделал и суду соответствующих подтверждённых данных не предоставил. В итоге суд удовлетворил требования, касающиеся, передачи документов, а в материальной части иска – отказал.

Истец Нострой, как и следовало ожидать, судебным актом не удовлетворился и подал апелляцию в 17-й Арбитражный апелляционный суд. При этом в суде 2-й инстанции Нострой заявил ходатайство об истребовании новых доказательств по делу: истребовать у ответчика ряд документов, касающихся подтверждения размера компфондов, и запросить данные у сервиса Контур.Крипто касательно подлинности цифровой подписи, которой заверены документы, предоставленные ответчиком истцу.

Однако апелляционный суд отказался истребовать эти материалы: в силу ч. 2 ст. 268 Арбитражно-процессуального кодекса дополнительные доказательства в апелляционной инстанции принимаются лишь в том случае, если участник спора докажет, что сделать в первой инстанции это было невозможно. При этом апелляция указала, что все доводы жалобы сводятся к тому, чтобы просто дать иную оценку уже установленным в 1-й инстанции фактам. По сути дела, апелляционные судьи в своём Постановлении 17-го арбитражного апелляционного суда от 27.04.2018 N 17АП-4028/2018-ГК по делу N А60-54937/2017 изложил мотивировку решения суда 1-й инстанции, которое и "засилил".

На состоявшиеся судебные акты последовала кассационная жалоба в Арбитражный суд Уральского округа. Эта инстанция более чётко расписала в своём постановлении фабулу и мотивировки дела: свои притязания на взыскании средств компфонда в более крупном объёме истец мотивирует, основываясь на количестве участников СРО, состоявших в ней с самого момента регистрации.

Арбитражный суд Уральского округа указал, что истец «Нострой» предоставил данные о предполагаемом размере компенсационного фонда ответчика без учёта ряда обстоятельств, в том числе, видимо, следующих:

• обязанность по аккумулированию компфонда появлялась лишь с момента подачи соответствующих заявлений от участников СРО и постановления соответствующих решений (а таковые были приняты после того, как часть членов организации её уже покинула);

• неизвестно, все ли члены СРО ответчика реально исполнили свою обязанность по перечислению взносов в компфонд и в каком объёме;

• обязаны ли были лица, вышедшие из СРО добровольно, вносить средства в компенсационный фонд (существовало ли к тому времени соответствующее решение), и если да – то внесли ли они их и какова судьба этих взносов в последующем (направлены в новые СРО этих членов?);

• ряд членов саморегулируемой организации были исключены из её состава именно из-за невнесения взносов в компфонды.

Кассационная инстанция к тому же указала, что имеются данные проверки Ростехнадзора, из которых следует: размер средств компенсационного фонда составляет гораздо меньшую величину, чем требует истец, которые эти данные в судебном заседании не опровергнул. Короче говоря, по мнению суда кассационной инстанции, истец в своих требованиях исходил из предполагаемого размера компенсационных фондов, а не из реального. В связи со всем этим Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 10.08.2018 N Ф09-4760/18 решения нижестоящих инстанций признаны правильными и оставлены в силе.

«Нострой» обратился с жалобой в Верховный Суд РФ. Суть её состояла в том, что суды неправильно установили факты и опирались лишь на материалы проверки СРО ответчика и не приняли во внимание данные самого ответчика о количестве членов саморегулируемой организации, исходя из которых и надо рассчитывать размер компенсационного фонда, подлежащего передаче истцу.

Однако судья Верховного Суда Наталья Чучунова определением от 10.12.2018 N 309-ЭС18-19939 полностью поддержала выводы нижестоящих инстанций и отказала в передаче дела на рассмотрение высшего суда страны.

Статьи
13.04.2020

Многим компаниям, занимающимся стройкой, инженерными изысканиями, проектированием, нужно вступать в СРО, как этого требует российское законодательство. Но оформление членства предполагает исполнение целого ряда условий, к которым относится и уплата всевозможных взносов. Они различаются по объёму, периодичности, назначению и по большей части являются обязательными.


Предложить новость

Здесь вы можете поделиться с нами интересными событиями на ваш взгляд