Судебная практика

Определение Верховного Суда РФ от 22.01.2019 N 306-АД18-23350 по делу N А65-1625/2018
Участники разберательства

Красноярское отделение Банка России провело проверку кредитного потребкооператива «Сибирский Фонд Сбережений», были выявлены нарушения. В результате этого регулятор запретил кооперативу привлекать денежные средства, новых членов и осуществлять выдачу займов. 21 июня 2017 отделение ЦБ ознакомило с соответствующим актом СРО «Опора кооперации».

Далее 21.07.2017 отделение ЦБ направило в СРО запрос: подтвердить получение у кооператива плана восстановления платёжеспособности и итоги рассмотрения саморегулируемым сообществом этого плана. 31 июля того же года СРО сообщило Банку России, что кооператив необходимый план предоставил, мероприятия признаны целесообразными и позволяющими восстановить платёжеспособность потребкооператива.

Однако уже в течение следующего месяца Банком России было установлено, что пайщиками в адрес кооператива были направлены многочисленные требования о расторжении договоров, возврате денежных средств, а также досудебные претензии, указывающие на намерение обратиться с соответствующими исками в суд. Сам же кооператив сообщил регулятору, что не имеет возможности одновременно удовлетворить все требования кредиторов.

8 сентября 2017 Красноярское отделение ЦБ направило в адрес саморегулируемой организации письмо (получено 29.09.2017) о том, что относительно потребкооператива имеются основания применить меры предупреждения банкротства (п. 1 ст. 189.2 банкротного закона). Тот же закон устанавливает, что если СРО выявила вышеупомянутые основания, то она в пятидневный срок обязана направить в Банк России просьбу о назначении в кооператив временной администрации. После получения такой просьбы ЦБ в течение 30 дней должен произвести соответствующее назначение.

Указанием Банка России от 12.01.2015 N 3531-У определяется порядок назначения временных администраций. В частности, установлено, что ходатайство должно быть направлено в территориальное подразделение Центробанка по месту нахождения кредитного потребкооператива. Этими же Указаниями определён перечень сведений, которые должны содержаться в ходатайстве о назначении временного администрирования.

Между тем в ответ на письмо подразделения Центробанка саморегулируемая организация 13.10.2017 сообщила, что она оснований для принятия мер по предупреждению банкротства в виде установления временного администрирования не усматривает.

При таких обстоятельствах отделение ЦБ пришло к выводу, что поскольку в течение пяти рабочих дней от даты получения в СРО соответствующего письма – 07.10.2017 – организация не предоставила регуляторe просьбы о временной администрации, имеет место событие, предусмотренное ст. 19.7.3 КоАП – непредоставление или нарушение сроков предоставления в ЦБ информации, уведомлений или отчётов, установленных законом.

20 ноября был составлен соответствующий протокол о правонарушении, а 19 декабря на СРО был наложен штраф в размере полумиллиона рублей.

СРО решила обжаловать административное взыскание в суд. Основным мотивом жалобы было то, что определение о дате и времени рассмотрения административного дела было получено 20.12.2017, тогда как само дело было назначено рассмотрением (и рассмотрено) за день до этого – 19 декабря. Арбитражный суд Татарстана с такими доводами согласился и решением от 16 мая 2018 года постановление об административном взыскании отменил.

Решение суда первой инстанции было обжаловано Банком России в апелляцию. Рассматривая дело, 11-й арбитражный апелляционный суд, указал следующее.

В силу ст. 25.1 КоАП административные дела рассматриваются с участием предполагаемого нарушителя. В его отсутствие оно может быть рассмотрено лишь при наличии данных, что это лицо извещено о дате и месте рассмотрения (за некоторыми исключениями, к данному делу не имеющими отношения).

Банк России указал, что направлял ответчику уведомление о дате заседания телеграфом, телеграмма была получена 12.12.2017 г. (то есть за неделю до рассмотрения) конкретным гражданином, чему есть соответствующее документальное подтверждение. Указанный гражданин был допрошен в суде первой инстанции в качестве свидетеля и пояснил, что работает в другой СРО, расположенной по указанному в телеграмме адресу. Он действительно получал телеграмму для СРО-истца, но её не читал, и намеревался вернуть почтальону при следующем его визите.

При сравнении выписок из ЕГРЮЛ по двум СРО выяснилось, что обе они находятся в одном здании, но в разных офисах. В самой телеграмме указан лишь номер дома, номер офиса не указан. Кроме того, был исследован реестр внутренних отправлений административного органа (ЦБ), из которого выяснилось, что определение о назначении дела Банком России к разбирательству было направлено в СРО ещё и заказным почтовым отправлением, в котором, опять же, указан неполный адрес лица, привлекаемого к ответственности.

Административный орган пытался также сослаться на лист регистрации: при предварительном разбирательстве дела присутствовал представитель СРО «Опора кооперации» и ему было сообщено о дате и времени следующего рассмотрения. Однако суд счёл, что такой документ не может свидетельствовать об извещении о дате-времени рассмотрения, ибо представитель расписался лишь за то, что ему разъяснены права и обязанности. Мало того – в самом листе регистрации вообще отсутствуют какие-либо указания на следующее рассмотрение дела и его дату.

Таким образом, суд второй инстанции согласился с доводами арбитражного суда Татарстана: производство по делу об административном правонарушении велось с существенными нарушениями процедуры, которые не могут быть устранены. Ввиду этих нарушений были нарушены права привлекаемого к ответственности СРО. При таких обстоятельствах обжалуемый акт административного органа не может считаться законным. Своим постановлением от 12.07.2018 N 11АП-8918/2018 вторая инстанция оставила решение первой в силе.

Между тем Банк России направил кассационную жалобу в вышестоящий суд. Арбитражный суд Поволжского округа пришёл к достаточно удивительным выводам. Во-первых, суд решил, что представитель СРО на предварительном заседании всё-таки был извещён о дате предстоящего рассмотрения («ему было объявлено»). Однако, суды нижестоящей инстанции не усмотрели нигде письменной расписки представителя в уведомлении, более того – и сам административный орган на неё не указывал (а лишь на лист регистрации участников дела). Заметим, что с точки зрения существующей практики позиция кассационной инстанции здесь понятна – обычно при отложении дела сторонам действительно сразу же объявляется дата нового рассмотрения. Однако об этом тут же отбирается соответствующая расписка. Из текста постановления арбитража Поволжья неясно, из какого именно документа следует осведомленность СРО о следующем заседании. В противном случае – это голословное утверждение. Тем не менее суд кассационной инстанции утверждает, что о дате следующего заседания СРО была оповещена именно листом регистрации (хотя две предыдущих судебных инстанции прямо написали, что в этом листе о дате следующего рассмотрения вообще ничего не говорится).

Далее суд ссылается на сервис отслеживания почтовых сообщений Почты России. Якобы из него следует, что СРО получила определение письмом за день до рассмотрения дела, при этом оно отправлялось на адрес организации именно с указанием офиса. Между тем, на сервисе Почты России по данному почтовому отправлению вообще не указан адрес отправления за исключением города (Казань) и существует лишь отметка о том, что вручено адресату. Однако из данной информации не ясно, какой именно представитель СРО получил (и был ли это представитель той самой СРО) почтовое отправление. На заседании в первой и второй инстанциях СРО поясняла, что письмо было найдено в двери офиса. При таких обстоятельствах надлежащим доказательством следовало бы считать бумажный талон о вручении почтового отправления, в котором проставляется ФИО и подпись получившего лица. Такой талон отбирается при доставке всех заказных отправлений.

Что касается гражданина сторонней организации, получившего телеграмму: кассационная коллегия сочла, что это проблемы СРО – она не смогла правильно организовать приём почтовой корреспонденции и несёт соответствующие риски. Поэтому к данному доказательству судьи относятся критически.

Далее кассация сослалась на детализацию телефонных звонков. Установлено, что представитель ЦБ звонил дважды на телефон СРО – за день и за минуту до рассмотрения дела. О чём шла речь в данных телефонных разговорах, естественно, судьи умалчивают, ибо объективно это установить невозможно.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция сочла выводы нижестоящих судов ошибочными, их постановления отменила и направила дело на новое рассмотрение (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 01.11.2018 N Ф06-38687/2018 по делу N А65-1625/2018).

В свою очередь СРО «Опора кооперации» обратилась с жалобой уже В Верховный Суд. Судья Верховного Суда Першутов в своём определении от 22.01.2019 N 306-АД18-23350 по делу N А65-1625/2018 в удовлетворении жалобы отказал, ссылаясь на то, что он не усматривает нарушений в акте кассационной инстанции, а сама СРО ещё имеет возможность урегулировать вопрос в судебном порядке, поскольку дело направлено на новое рассмотрение.

В настоящее время (на 02.04.2019) рассмотрение дела в первой инстанции приостановлено в связи с подачей саморегулируемым сообществом надзорной жалобы на определение судьи Верховного Суда Першутова. Сама СРО находится теперь уже в стадии ликвидации.

Статьи
13.04.2020

Многим компаниям, занимающимся стройкой, инженерными изысканиями, проектированием, нужно вступать в СРО, как этого требует российское законодательство. Но оформление членства предполагает исполнение целого ряда условий, к которым относится и уплата всевозможных взносов. Они различаются по объёму, периодичности, назначению и по большей части являются обязательными.


Предложить новость

Здесь вы можете поделиться с нами интересными событиями на ваш взгляд